Пн-Вс: 09:00-22:00

 
г. Киев ул. Саксаганского, 15 (067) 123 00 67 info@irnika.com.ua на карте

09.03.2011

Беседы с психологом

Да нет же, ничего страшного не происходит. Просто он улетел в командировку. Или вы уехали на недельку к маме. Подумаешь, разлука! Промелькнет пара дней – и снова вместе. А внутри что-то сжалось, и ноет, и мешает легко и радостно жить, как прежде – до того момента, как вы попрощались в аэропорту…

Нормально ли это – не находить себе места, когда любимый в отъезде? Почему мы скучаем не только по людям, но и по вещам, пейзажам, ситуациям? И если ваш близкий человек не скучает по вам, значит ли это, что он разлюбил? Ответы ищут Татьяна ПЕТКОВА и доктор психологических наук, практикующий психотерапевт Александр БОНДАРЕНКО.

Татьяна Петкова: Александр Федорович, почему так происходит: головой понимаешь, что ничего, в сущности, не меняется, что пройдет немного времени – и увидишься с дорогим человеком, а сердце разрывается, все равно скучаешь! В чем суть скучания с точки зрения психологии? Что это – привязанность, потребность, страх одиночества?

Александр Бондаренко: Красиво в песне Пугачевой сказано: «Расставание – маленькая смерть». Скучать по ком-то –  означает испытывать мягкую, иногда с привкусом сладости душевную боль, вызванную потерей возможности общения с этим человеком. Откуда эта боль берется? Когда кто-то пробуждает в нас теплые чувства, мы начинаем ощущать потребность в этом человеке, он становится условием нашей счастливой жизни. К примеру, женщина полюбила мужчину, они стали вместе жить, и вот он куда-то уехал. Женщина осознает, что у нее пропало какое-то очень важное жизненное условие счастья – и осознание утраты этого условия и есть скучание. Эта потеря временна – ведь человек не ушел из жизни, да и не уехал навсегда, не разорвал отношения, то есть это не боль невосполнимой утраты. И, тем не менее, утрата чувствуется: его нет поблизости, ты не можешь до него дотронуться, вдохнуть его запах… Переживание невозможности находиться рядом с нужным тебе человеком принимает форму легкой, сладкой тоски. Легкой потому, что человек ведь не исчез, он есть, он душой с нами, но вот физически его рядом с нами нет – а хочется, чтобы был! Сладость этому переживанию добавляет знание того, что человек возвратится – и все вернется на круги своя.

Т.П.: Наверняка сотовые телефоны значительно облегчают это переживание, правда? В любой момент можно нажать кнопку и услышать родной голос, пусть даже вы находитесь на разных континентах. Раньше такой роскоши у нас не было, и скучание переживалось гораздо тяжелее.

А.Б.: А знаете, люди ведь далеко не всегда стремятся облегчать скучание, потому что оно вовсе необязательно тяжелое. Да, скучать можно очень сильно, до отчаяния, до боли. А можно скучать светло и даже слегка радостно. Что касается мобилок, то возможность в любой момент взять и позвонить человеку иногда снижает остроту скучания, а иногда – наоборот, делает нашу тоску еще сильнее. Я как-то разговорился со своими знакомыми, которые дружно увлеклись сотовыми телефонами со встроенными видеокамерами. С помощью этих телефонов можно передавать друг другу свои изображения хоть каждые десять минут. Однако те, кто часто ездит в командировки и, собственно, купил телефоны с целью передавать свои изображения любимым людям, оставшимся дома, признаются, что скучать меньше они не стали, более того – снимок любимого человека на экранчике лишь дразнит, заставляет скучать еще сильнее, ведь ощущения близости все равно нет!

Т.П.: Я понимаю, для влюбленных скучать - обычное дело, ведь, влюбившись, хочешь полностью приватизировать человека, видеть его ежеминутно. А вот почему мы порой скучаем по тем людям, которые, в общем, пунктирно обозначены в нашей повседневности? Моя приятельница недавно встретилась со своим однокурсником, с которым у нее был роман в студенчестве. Он был в Киеве несколько дней в командировке, и приятельница каждый день с ним встречалась, ходила гулять, пила кофе. И вот в день перед его отъездом они посидели на террасе кафе, сказали друг другу обычные слова, мол, как хорошо, что мы с тобой повидались, затем он попрощался, поднялся и пошел прочь. Приятельница примерно так описывала свое состояние: «Я смотрела ему вслед и еле сдерживала слезы. На меня нахлынула тоска такой силы, словно уходил мой самый родной человек, хотелось броситься за ним, задержать!» И она скучает по нему до сих пор, хотя уже прошло полгода. А ведь до этой встречи они лет десять не виделись, не созванивались, даже ничего не знали друг о друге, то есть он не был условием ее счастливой жизни. Как вы прокомментируете этот случай?

А.Б.: Мне кажется, скорее всего, ваша приятельница скучает не по однокурснику – она скучает по прошлому. На самом деле от нее уходил прочь не мужчина – от нее уходила прочь ее юность. Объясню свою мысль. Дело в том, что наша психика предметна. Что значит «предметна»? Все, что составляет содержание нашей психики, является отражением каких-то отношений, предметов, ситуаций. Теория происхождения психики выдающегося французского психоневролога Пьера Жане гласит: все, что составляет собой содержание наших душевных переживаний, - есть, в сущности, отражение внешних событий, ставшее нашим достоянием. Мы скучаем по прошлому, потому что прошлое «опредмечивает» наше «Я». Мы помним, какими мы были в ту беззаботную пору, как тогда пахла сирень, как шумело море, мы помним, о чем мы говорили с возлюбленными, какое мороженое ели, на какой лавочке целовались… Мы носим в себе целые склады из наших множественных образов из прошлого, зафиксировавших счастливые моменты нашей жизни. И, когда появляется человек,  «распечатавший» эти склады, мы начинаем скучать по нему – ведь его уход символизирует для нас уход прежнего времени. В этом случае скучание по конкретному человеку – это скучание и по себе: по той юной, беззаботной, веселой девушке.

Т.П.: Не совсем понятно. То есть ясно, почему мы скучаем по прошлому, но непонятно, что при этом происходит в нашей психике. Скучание по человеку объяснить просто: вот утром вы пили кофе, вот его чашка, вот его рубашка на стуле – а сам он за сотни километров, ты не можешь его немедленно обнять. Тут механизм прозрачен: кто-то был рядом, он уехал, образовалась пустота. А что заставляет нас скучать по прошлому, оно ведь не присутствует в нашей жизни? 

А.Б.: Есть такое научное понятие с сухим названием «хронотоп»: «хронос» с греческого – время, «топос» – пространство. Это совокупность пространственно-временных отношений, в которых ты находился раньше: обстановка, люди, впечатления…  «Скучание» по прошлому на языке психологии можно назвать сладкой тоской по прежнему хронотопу. И это переживание зачастую для нас куда более болезненно, нежели скучание по временно отсутствующему близкому человеку – ведь в нем есть оттенок невозвратности, тоски по тому, чего уже не вернуть, как бы ни хотелось. Это еще и тоска по тому счастью, которое мы переживали в прежнем хронотопе.

Т.П.: Это полезное переживание или вредное? И, я думаю, оно характерно в большей степени для людей взрослых.

А.Б.: На мой взгляд, переживание полезное, так как скучание по прошлому поэтизирует нашу жизнь, возвышает нас над обыденностью, делает нас более мудрыми, терпимыми, учит ценить каждое мгновение. В юности мы не скучаем так уж сильно ни по близким людям (а если скучаем, то общения по мобилке вполне хватает, чтобы это скучание приглушить), ни тем более по прошлому. Я бы сказал, что в юности наше скучание носит поверхностный характер. Лишь повзрослев, мы понимаем, насколько для нас ценны те или иные отношения, вещи, переживания – и скучаем по ним сильно, глубоко, зрело. Это связано с тем, что с возрастом мы начинаем ощущать тленность мира, но при этом не перестаем его любить. Разве вы станете меньше дорожить своим любимым платьем, зная, что рано или поздно оно порвется? Разве вы меньше восхищаетесь цветущей розой, зная, что скоро она завянет? Точно так же и с нашим мироощущением: понимание того, что все в этой жизни заканчивается (а в юности об этом просто не думаешь), придает нашему скучанию особую глубину и остроту. Именно в возрасте за 35_40 нас тянет пересматривать давнее видео из нашей жизни, перечитывать любимые романы, в том числе и те, что мы читали в школе, встречаться со старыми друзьями и былыми возлюбленными. И это скучание – позитивное, оно помогает нам что-то важное понять про себя. Скучая по ком-то или по чему-то, мы сбрасываем социальные маски, выходим за рамки обыденности и становимся самими собой: уникальными личностями со своими неповторимыми переживаниями.

Т.П.: С какими психологическими состояниями можно спутать скучание?

А.Б.: Бывает, что люди путают скучание с расстройством настроения. Особенно в последнее время, ведь жизнь сегодня чересчур насыщенна нагрузками. Многие жалуются на хроническую подавленность, быструю утомляемость, апатию, нервное истощение. В одних случаях причина кроется в жизненных обстоятельствах – человек слишком много работает или измотан проблемами,  в других такое состояние может быть вызвано элементарной нехваткой микроэлементов в организме, например, магния. Как бы то ни было, человек впадает в субдепрессивное состояние: еще не депрессия, но жизнь уже не радует. В таком расположении духа человек может надумать себе различные страдания, чтобы объяснить то, что с ним происходит: «У меня плохое настроение, потому что я скучаю…» - и тут же находится объект для скучания. Как психотерапевт хочу сказать, что подобная путаница происходит сплошь и рядом: женщине кажется, что она скучает по любимому мужчине, по друзьям, маме с папой – а на самом деле она находится в депрессивном состоянии, которое требует коррекции.

Т.П.: И как же различать эти состояния?

А.Б.: Критерий прост. Скучание не ухудшает вашего настроения, в нем есть, как мы уже сказали, такой очаровательный привкус сладости. А в депрессивных расстройствах никакой сладости и в помине нет: человек ощущает глухую тоску, все ему видится в черных тонах, ситуация кажется безысходной. Если сказать образно, то скучание – это легкая дымка приятных переживаний, а депрессия – тяжелый свинцовый туман отчаяния.   

Т.П.: Еще, наверное, скучание можно перепутать с ревностью. Мужчина уехал, а у тебя в голове крутится: как он там без меня, что делает? Вроде бы беспокоишься, а на самом деле подспудно ревнуешь – не только к воображаемой сопернице, но и к ситуации в целом: как он может радоваться без меня, как смеет получать удовольствие, когда я по нему так скучаю!

А.Б.: Точнее, женщины не путают скучание с ревностью, а  добавляют в чистую культуру скучания толику ревности. Получается такой эффект, который в психологии называется «чувственный тон»: смесь сладкой боли, легкого беспокойства и неострой ревности добавляет вкуса и запаха нашей жизни. Ведь людям сегодня очень не хватает подлинных чувств и переживаний – слишком много в нашей жизни наносного, фальшивого, пластмассово-целлулоидного, а хочется живого, теплого! Нам хочется посидеть не у искусственного фонтанчика в офисе, а у настоящего ручья. Нам надоели пластиковые окна, двери и стулья, мы тянемся к деревянным окнам, выбираем кафе с плетеными креслами из натуральной лозы. Я не голословен, поверьте: часто общаясь с активными, думающими людьми,  заметил, что сегодня многим хочется  именно подлинного. К примеру, живого пения, а не электронных модуляций. Живой беседы, а не пресловутого «ток шоу». Смешно сказать, но свежих карасей в сметане из пруда, а не генетически модифицированной заморской осетрины. Нам всем очень хочется настоящего – и тема нашего сегодняшнего разговора об этом тоже. Скучаем мы по кому-то или чему-то или нет – это хороший тест на  подлинность: таким образом, мы проверяем истинную ценность этих отношений для нас.

Т.П.: Способность человека скучать, как мы выяснили, полезное качество. Однако не все обладают этим качеством, наверное? Часто женщины обижаются на мужчин: ты по мне совершенно не скучаешь…Иногда можно услышать от подруг: «Уехала в командировку, вся извелась, звоню ему – а у него голос совершенно равнодушный! Разлюбил, что ли!» Ну нельзя же все-таки так упрощать и ставить знак равенства между «не скучаю» и «не люблю», правда?

А.Б.: Каждый человек наделен разными способностями разной степени.  Способность скучать можно сравнить с музыкальным слухом – он же есть не у всех, у кого-то он абсолютный, у кого-то слабенький, и если вы не скучаете по ком-то, это вовсе не значит, что вы разлюбили этого человека или устали от него. Как правило, глубокое скучание несвойственно жизнерадостным, немножко поверхностным людям, уверенным, что мир, в общем, прост и незатейлив, что надо веселиться и жить, как живется, не впадая в рефлексию и не особо задумываясь о том, что будет завтра. Также не слишком скучают люди с детским взглядом на мир: они наивны, слегка инфантильны, воспринимают жизнь как увлекательную игру и стараются избегать серьезных, взрослых чувств, к которым относится и скучание. Не склонны к скучанию натуры рациональные: им хватает знания, что человек вернется через неделю – и все потечет своим чередом. Некоторые люди теряют способность скучать, так сказать, ситуативно – в большей степени это относится к сильному полу: когда сознание мужчины занято чем-то очень важным, например, подготовкой мероприятия или деловыми переговорами, ему просто недосуг скучать. А женщины, в силу того, что они более эмоциональны и чувствительны, могут скучать по любимому с утра до вечера, и никакая работа, никакое общение с подружками не в состоянии это скучание приглушить.

Т.П.: Что еще заставляет нас скучать, кроме людей и воспоминаний о прошлом?

А.Б.: Все, что нам дорого. Мы скучаем по любимым местам, вещам, ситуациям. По детским игрушкам. По улице своего родного города. По тому, чего давно не было: каждому знакомо это ощущение радости, когда достаешь после зимы велосипед из кладовки или приезжаешь в крымскую бухту, где тебе было так хорошо позапрошлым летом! Это такой очень позитивный импульс, сигнал «жизнь запускается по-новому», предвкушение возвращения чего-то очень важного и ценного, что есть в нашей жизни.

Т.П.: Мне понравилось слово «возвращение». Иногда ведь начинаешь скучать по чему-то, когда наступает подходящее время, например, прошла зима – и ты понимаешь, как соскучилась по велосипедным прогулкам, наступило лето – и вот тебя невыносимо тянет в любимый приморский городок… Да вот взять наши с вами беседы. Когда мы делаем летом перерыв в общении, никакого вакуума ведь поначалу не чувствуется, мы же с вами не влюбленная пара, так ведь? Но проходит месяц, второй – и возникает ощущение «чего-то не хватает». Мы начинаем слать друг другу смс-ки, спрашивать, как дела, предлагать какие-то темы для интервью…И ключевая эмоция этого ощущения – хочется все вернуть, как было раньше. Это ведь тоже разновидность скучания, не так ли?

А.Б.: Несомненно. Такие ощущения – хороший индикатор для понимания того, чем вы дорожите в жизни. Грубо говоря, отрезали кусочек вашей жизни – вы скучаете, вернули вам кусочек – вы радуетесь. Кроме того, скучание придает нашей жизни объемность, наполняет ее романтическими переживаниями, уравновешивая рационалистичность современного мира.   

Т.П.: А как вы объясните отнюдь не романтическое скучание такой силы, когда люди просто заболевают от разлуки, плачут, теряют сон и аппетит? Когда женщина рыдает в трубку: «Приезжай, я больше не могу без тебя»?

А.Б.: Это невротическое переживание называется на языке психологии фиксацией. Человек не просто скучает – он мечется, не находит себе места, не знает, что ему делать. Нарушается нормальный ход жизни. К такому невротическому скучанию склонны психологически зависимые и эмоционально неудовлетворенные люди. Конечно, у многих из нас возникает ощущение «жизнь остановилась» после того как мы проведем на поезд или самолет любимого человека, но спустя пару часов или сутки мы же все-таки возвращаемся к своим повседневным обязанностям и живем в привычном ритме, так ведь? Невротическое скучание – это когда человек просто не в состоянии сладить со своей тоской, когда он застывает в болезненном эмоциональном напряжении. Вообще-то для мужчины и женщины скучание – отличный способ освежить чувства. Нормальное скучание – это когда вы чувствуете: «Мне без него не то чтобы катастрофически плохо, но с ним гораздо лучше». А невротическое – это когда «Мне без тебя совсем плохо, невмоготу».

Т.П.: Если я не ошибаюсь, в психотерапии есть методика, построенная на изучении того, по чему и по кому скучает человек. Интересно, с какими проблемами помогает справляться эта методика?

А.Б.: Эта очень важная, на мой взгляд, методика направлена на восстановление целостности «Я». Человеку предлагают вспомнить разные, в том числе и самые ранние, воспоминания в его жизни, связанные с самыми счастливыми событиями, самыми ценными отношениями, самыми дорогими людьми. Такой перебор жизненных ситуаций  повышает самоценность человека, дает ему новый заряд жизненной энергии. Кажется, я вам когда-то рассказывал о том, как один мой коллега из Калифорнии однажды спросил меня: «Есть ли у тебя город своего детства?» Я сказал, что есть, что я по нему соскучился и собираюсь съездить пройтись по родным улицам. Коллега воскликнул: «Как я тебе завидую! Мой город трижды перестроили, и мне некуда приехать!». Вы знаете,  о чем я сейчас подумал? Те, кто имеет счастливое свойство скучать не в смысле пресыщенности, а в том смысле, о котором говорим мы, - счастливые люди. Ведь скучать по хорошему, по милому, по родному – не что иное как любить. А дар любви – счастливый дар.

статья опубликована в журнале "Женский журнал" в рубрике "Психо беседы с психологом"

Беседы с психологом

Да нет же, ничего страшного не происходит. Просто он улетел в командировку. Или вы уехали на недельку к маме. Подумаешь, разлука! Промелькнет пара дней – и снова вместе. А внутри что-то сжалось, и ноет, и мешает легко и радостно жить, как прежде – до того момента, как вы попрощались в аэропорту…

Нормально ли это – не находить себе места, когда любимый в отъезде? Почему мы скучаем не только по людям, но и по вещам, пейзажам, ситуациям? И если ваш близкий человек не скучает по вам, значит ли это, что он разлюбил? Ответы ищут Татьяна ПЕТКОВА и доктор психологических наук, практикующий психотерапевт Александр БОНДАРЕНКО.

Татьяна Петкова: Александр Федорович, почему так происходит: головой понимаешь, что ничего, в сущности, не меняется, что пройдет немного времени – и увидишься с дорогим человеком, а сердце разрывается, все равно скучаешь! В чем суть скучания с точки зрения психологии? Что это – привязанность, потребность, страх одиночества?

Александр Бондаренко: Красиво в песне Пугачевой сказано: «Расставание – маленькая смерть». Скучать по ком-то –  означает испытывать мягкую, иногда с привкусом сладости душевную боль, вызванную потерей возможности общения с этим человеком. Откуда эта боль берется? Когда кто-то пробуждает в нас теплые чувства, мы начинаем ощущать потребность в этом человеке, он становится условием нашей счастливой жизни. К примеру, женщина полюбила мужчину, они стали вместе жить, и вот он куда-то уехал. Женщина осознает, что у нее пропало какое-то очень важное жизненное условие счастья – и осознание утраты этого условия и есть скучание. Эта потеря временна – ведь человек не ушел из жизни, да и не уехал навсегда, не разорвал отношения, то есть это не боль невосполнимой утраты. И, тем не менее, утрата чувствуется: его нет поблизости, ты не можешь до него дотронуться, вдохнуть его запах… Переживание невозможности находиться рядом с нужным тебе человеком принимает форму легкой, сладкой тоски. Легкой потому, что человек ведь не исчез, он есть, он душой с нами, но вот физически его рядом с нами нет – а хочется, чтобы был! Сладость этому переживанию добавляет знание того, что человек возвратится – и все вернется на круги своя.

Т.П.: Наверняка сотовые телефоны значительно облегчают это переживание, правда? В любой момент можно нажать кнопку и услышать родной голос, пусть даже вы находитесь на разных континентах. Раньше такой роскоши у нас не было, и скучание переживалось гораздо тяжелее.

А.Б.: А знаете, люди ведь далеко не всегда стремятся облегчать скучание, потому что оно вовсе необязательно тяжелое. Да, скучать можно очень сильно, до отчаяния, до боли. А можно скучать светло и даже слегка радостно. Что касается мобилок, то возможность в любой момент взять и позвонить человеку иногда снижает остроту скучания, а иногда – наоборот, делает нашу тоску еще сильнее. Я как-то разговорился со своими знакомыми, которые дружно увлеклись сотовыми телефонами со встроенными видеокамерами. С помощью этих телефонов можно передавать друг другу свои изображения хоть каждые десять минут. Однако те, кто часто ездит в командировки и, собственно, купил телефоны с целью передавать свои изображения любимым людям, оставшимся дома, признаются, что скучать меньше они не стали, более того – снимок любимого человека на экранчике лишь дразнит, заставляет скучать еще сильнее, ведь ощущения близости все равно нет!

Т.П.: Я понимаю, для влюбленных скучать - обычное дело, ведь, влюбившись, хочешь полностью приватизировать человека, видеть его ежеминутно. А вот почему мы порой скучаем по тем людям, которые, в общем, пунктирно обозначены в нашей повседневности? Моя приятельница недавно встретилась со своим однокурсником, с которым у нее был роман в студенчестве. Он был в Киеве несколько дней в командировке, и приятельница каждый день с ним встречалась, ходила гулять, пила кофе. И вот в день перед его отъездом они посидели на террасе кафе, сказали друг другу обычные слова, мол, как хорошо, что мы с тобой повидались, затем он попрощался, поднялся и пошел прочь. Приятельница примерно так описывала свое состояние: «Я смотрела ему вслед и еле сдерживала слезы. На меня нахлынула тоска такой силы, словно уходил мой самый родной человек, хотелось броситься за ним, задержать!» И она скучает по нему до сих пор, хотя уже прошло полгода. А ведь до этой встречи они лет десять не виделись, не созванивались, даже ничего не знали друг о друге, то есть он не был условием ее счастливой жизни. Как вы прокомментируете этот случай?

А.Б.: Мне кажется, скорее всего, ваша приятельница скучает не по однокурснику – она скучает по прошлому. На самом деле от нее уходил прочь не мужчина – от нее уходила прочь ее юность. Объясню свою мысль. Дело в том, что наша психика предметна. Что значит «предметна»? Все, что составляет содержание нашей психики, является отражением каких-то отношений, предметов, ситуаций. Теория происхождения психики выдающегося французского психоневролога Пьера Жане гласит: все, что составляет собой содержание наших душевных переживаний, - есть, в сущности, отражение внешних событий, ставшее нашим достоянием. Мы скучаем по прошлому, потому что прошлое «опредмечивает» наше «Я». Мы помним, какими мы были в ту беззаботную пору, как тогда пахла сирень, как шумело море, мы помним, о чем мы говорили с возлюбленными, какое мороженое ели, на какой лавочке целовались… Мы носим в себе целые склады из наших множественных образов из прошлого, зафиксировавших счастливые моменты нашей жизни. И, когда появляется человек,  «распечатавший» эти склады, мы начинаем скучать по нему – ведь его уход символизирует для нас уход прежнего времени. В этом случае скучание по конкретному человеку – это скучание и по себе: по той юной, беззаботной, веселой девушке.

Т.П.: Не совсем понятно. То есть ясно, почему мы скучаем по прошлому, но непонятно, что при этом происходит в нашей психике. Скучание по человеку объяснить просто: вот утром вы пили кофе, вот его чашка, вот его рубашка на стуле – а сам он за сотни километров, ты не можешь его немедленно обнять. Тут механизм прозрачен: кто-то был рядом, он уехал, образовалась пустота. А что заставляет нас скучать по прошлому, оно ведь не присутствует в нашей жизни? 

А.Б.: Есть такое научное понятие с сухим названием «хронотоп»: «хронос» с греческого – время, «топос» – пространство. Это совокупность пространственно-временных отношений, в которых ты находился раньше: обстановка, люди, впечатления…  «Скучание» по прошлому на языке психологии можно назвать сладкой тоской по прежнему хронотопу. И это переживание зачастую для нас куда более болезненно, нежели скучание по временно отсутствующему близкому человеку – ведь в нем есть оттенок невозвратности, тоски по тому, чего уже не вернуть, как бы ни хотелось. Это еще и тоска по тому счастью, которое мы переживали в прежнем хронотопе.

Т.П.: Это полезное переживание или вредное? И, я думаю, оно характерно в большей степени для людей взрослых.

А.Б.: На мой взгляд, переживание полезное, так как скучание по прошлому поэтизирует нашу жизнь, возвышает нас над обыденностью, делает нас более мудрыми, терпимыми, учит ценить каждое мгновение. В юности мы не скучаем так уж сильно ни по близким людям (а если скучаем, то общения по мобилке вполне хватает, чтобы это скучание приглушить), ни тем более по прошлому. Я бы сказал, что в юности наше скучание носит поверхностный характер. Лишь повзрослев, мы понимаем, насколько для нас ценны те или иные отношения, вещи, переживания – и скучаем по ним сильно, глубоко, зрело. Это связано с тем, что с возрастом мы начинаем ощущать тленность мира, но при этом не перестаем его любить. Разве вы станете меньше дорожить своим любимым платьем, зная, что рано или поздно оно порвется? Разве вы меньше восхищаетесь цветущей розой, зная, что скоро она завянет? Точно так же и с нашим мироощущением: понимание того, что все в этой жизни заканчивается (а в юности об этом просто не думаешь), придает нашему скучанию особую глубину и остроту. Именно в возрасте за 35_40 нас тянет пересматривать давнее видео из нашей жизни, перечитывать любимые романы, в том числе и те, что мы читали в школе, встречаться со старыми друзьями и былыми возлюбленными. И это скучание – позитивное, оно помогает нам что-то важное понять про себя. Скучая по ком-то или по чему-то, мы сбрасываем социальные маски, выходим за рамки обыденности и становимся самими собой: уникальными личностями со своими неповторимыми переживаниями.

Т.П.: С какими психологическими состояниями можно спутать скучание?

А.Б.: Бывает, что люди путают скучание с расстройством настроения. Особенно в последнее время, ведь жизнь сегодня чересчур насыщенна нагрузками. Многие жалуются на хроническую подавленность, быструю утомляемость, апатию, нервное истощение. В одних случаях причина кроется в жизненных обстоятельствах – человек слишком много работает или измотан проблемами,  в других такое состояние может быть вызвано элементарной нехваткой микроэлементов в организме, например, магния. Как бы то ни было, человек впадает в субдепрессивное состояние: еще не депрессия, но жизнь уже не радует. В таком расположении духа человек может надумать себе различные страдания, чтобы объяснить то, что с ним происходит: «У меня плохое настроение, потому что я скучаю…» - и тут же находится объект для скучания. Как психотерапевт хочу сказать, что подобная путаница происходит сплошь и рядом: женщине кажется, что она скучает по любимому мужчине, по друзьям, маме с папой – а на самом деле она находится в депрессивном состоянии, которое требует коррекции.

Т.П.: И как же различать эти состояния?

А.Б.: Критерий прост. Скучание не ухудшает вашего настроения, в нем есть, как мы уже сказали, такой очаровательный привкус сладости. А в депрессивных расстройствах никакой сладости и в помине нет: человек ощущает глухую тоску, все ему видится в черных тонах, ситуация кажется безысходной. Если сказать образно, то скучание – это легкая дымка приятных переживаний, а депрессия – тяжелый свинцовый туман отчаяния.   

Т.П.: Еще, наверное, скучание можно перепутать с ревностью. Мужчина уехал, а у тебя в голове крутится: как он там без меня, что делает? Вроде бы беспокоишься, а на самом деле подспудно ревнуешь – не только к воображаемой сопернице, но и к ситуации в целом: как он может радоваться без меня, как смеет получать удовольствие, когда я по нему так скучаю!

А.Б.: Точнее, женщины не путают скучание с ревностью, а  добавляют в чистую культуру скучания толику ревности. Получается такой эффект, который в психологии называется «чувственный тон»: смесь сладкой боли, легкого беспокойства и неострой ревности добавляет вкуса и запаха нашей жизни. Ведь людям сегодня очень не хватает подлинных чувств и переживаний – слишком много в нашей жизни наносного, фальшивого, пластмассово-целлулоидного, а хочется живого, теплого! Нам хочется посидеть не у искусственного фонтанчика в офисе, а у настоящего ручья. Нам надоели пластиковые окна, двери и стулья, мы тянемся к деревянным окнам, выбираем кафе с плетеными креслами из натуральной лозы. Я не голословен, поверьте: часто общаясь с активными, думающими людьми,  заметил, что сегодня многим хочется  именно подлинного. К примеру, живого пения, а не электронных модуляций. Живой беседы, а не пресловутого «ток шоу». Смешно сказать, но свежих карасей в сметане из пруда, а не генетически модифицированной заморской осетрины. Нам всем очень хочется настоящего – и тема нашего сегодняшнего разговора об этом тоже. Скучаем мы по кому-то или чему-то или нет – это хороший тест на  подлинность: таким образом, мы проверяем истинную ценность этих отношений для нас.

Т.П.: Способность человека скучать, как мы выяснили, полезное качество. Однако не все обладают этим качеством, наверное? Часто женщины обижаются на мужчин: ты по мне совершенно не скучаешь…Иногда можно услышать от подруг: «Уехала в командировку, вся извелась, звоню ему – а у него голос совершенно равнодушный! Разлюбил, что ли!» Ну нельзя же все-таки так упрощать и ставить знак равенства между «не скучаю» и «не люблю», правда?

А.Б.: Каждый человек наделен разными способностями разной степени.  Способность скучать можно сравнить с музыкальным слухом – он же есть не у всех, у кого-то он абсолютный, у кого-то слабенький, и если вы не скучаете по ком-то, это вовсе не значит, что вы разлюбили этого человека или устали от него. Как правило, глубокое скучание несвойственно жизнерадостным, немножко поверхностным людям, уверенным, что мир, в общем, прост и незатейлив, что надо веселиться и жить, как живется, не впадая в рефлексию и не особо задумываясь о том, что будет завтра. Также не слишком скучают люди с детским взглядом на мир: они наивны, слегка инфантильны, воспринимают жизнь как увлекательную игру и стараются избегать серьезных, взрослых чувств, к которым относится и скучание. Не склонны к скучанию натуры рациональные: им хватает знания, что человек вернется через неделю – и все потечет своим чередом. Некоторые люди теряют способность скучать, так сказать, ситуативно – в большей степени это относится к сильному полу: когда сознание мужчины занято чем-то очень важным, например, подготовкой мероприятия или деловыми переговорами, ему просто недосуг скучать. А женщины, в силу того, что они более эмоциональны и чувствительны, могут скучать по любимому с утра до вечера, и никакая работа, никакое общение с подружками не в состоянии это скучание приглушить.

Т.П.: Что еще заставляет нас скучать, кроме людей и воспоминаний о прошлом?

А.Б.: Все, что нам дорого. Мы скучаем по любимым местам, вещам, ситуациям. По детским игрушкам. По улице своего родного города. По тому, чего давно не было: каждому знакомо это ощущение радости, когда достаешь после зимы велосипед из кладовки или приезжаешь в крымскую бухту, где тебе было так хорошо позапрошлым летом! Это такой очень позитивный импульс, сигнал «жизнь запускается по-новому», предвкушение возвращения чего-то очень важного и ценного, что есть в нашей жизни.

Т.П.: Мне понравилось слово «возвращение». Иногда ведь начинаешь скучать по чему-то, когда наступает подходящее время, например, прошла зима – и ты понимаешь, как соскучилась по велосипедным прогулкам, наступило лето – и вот тебя невыносимо тянет в любимый приморский городок… Да вот взять наши с вами беседы. Когда мы делаем летом перерыв в общении, никакого вакуума ведь поначалу не чувствуется, мы же с вами не влюбленная пара, так ведь? Но проходит месяц, второй – и возникает ощущение «чего-то не хватает». Мы начинаем слать друг другу смс-ки, спрашивать, как дела, предлагать какие-то темы для интервью…И ключевая эмоция этого ощущения – хочется все вернуть, как было раньше. Это ведь тоже разновидность скучания, не так ли?

А.Б.: Несомненно. Такие ощущения – хороший индикатор для понимания того, чем вы дорожите в жизни. Грубо говоря, отрезали кусочек вашей жизни – вы скучаете, вернули вам кусочек – вы радуетесь. Кроме того, скучание придает нашей жизни объемность, наполняет ее романтическими переживаниями, уравновешивая

Marie Claire (Ноябрь
Домашний Очаг (Октябрт"11). Наташа Кучеровская отвечает на вопросы читателей
Домашний Очаг (Август’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Журнал Корреспондент, статья Сеть недоступна (комментарий проф. Бондаренко А. Ф.)
Наш центр в Женском Журнале
Домашний Очаг (Июль’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Июнь’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Май’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Точка сгорания
Моббинг. Жестокие игры
Карьерные рифы
Игры разума
Большая перемена
Венец безбрачия
Бабочки и слоны
Другие Он и Она в начале третьего тысячелетия
Ловушки второго брака
Великая отечественная вина
Черный пиар коллег и подруг
Разлюбовь
Хочу!
Прости
Она возвращается или Lady like
Идеальные любовники
Мой любимый трус
Стоп машина
Думаешь надо брать?

Все телефоны

0671230067

Добрый совет
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть
1,5 часа Консультация

Откуда взялась традиция, что психологическая консультация длится один час, и почему в вашем Центре длительность консультации – полтора часа?

Практика проведения одночасовых консультаций связана с европейской и американской традицией психотерапии, где этот вид психологической помощи включен в медицинскую страховку. Длительность одного психотерапевтического приема, который оплачивается страховой компанией – 50 минут. Таким образом, время консультации определяется не содержанием деятельности, а формальными причинами.

В нашем Центре длительность психологической консультации составляет 90 минут, что выверено реальной практикой работы наших специалистов. Мы также заинтересованы в том, чтобы наши консультации:

  • были для Вас максимально эффективными;
  • позволяли при необходимости осуществить этап психологической диагностики;
  • исключали эмоциональное напряжение, связанное с возможностью нехватки времени;
  • не создавали намеренно ситуацию «привязывания» к психологу.

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Дорогие мамы и папы, вы должны быть готовы к тому периоды, который детские психологи называют кризисом 3-ех лет. Это один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Ваш малыш пытается установить с вами новые, более глубокие отношения. Он осознает себя как активный субъект в мире предметов. Он произносит «я сам», стремится действовать в этом мире и изменять его. Если ваш ребенок стал упрямым….., просто постарайтесь пережить это время… и знайте, что все идет своим чередом…

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Запись на консультацию:
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть