Пн-Вс: 09:00-22:00

 
г. Киев ул. Саксаганского, 15 (067) 123 00 67 info@irnika.com.ua на карте

09.03.2011

Беседы с психологом

Забудьте про все клише на эту тему – ну, что вы «не из робкого десятка», что «волков бояться – в лес не ходить» и что «трус не играет в хоккей». Люди умеют хорохориться и придумывать звучные словесные конструкции, за которыми прячется извечный страх перед страхом. Итак, признайтесь: чего вы боитесь? Темноты? Пауков? Высоких блондинов? Черных ботинок? Так или иначе, с этим страхом надо что-то делать. Может, объявить ему войну. А может – приручить.

Отчего нам бывает страшно там, где остальным и в голову не придет чего-нибудь бояться? Как рождается паника «на ровном месте»? Какую боязнь надо лечить, а на какую можно махнуть рукой? Об этом беседуют Татьяна ПЕТКОВА и доктор психологических наук, практикующий психотерапевт Александр БОНДАРЕНКО. 

Татьяна Петкова: Страх способен отравить жизнь не хуже медленно действующего яда. Я не имею в виду обоснованных страхов – они понятны. Например, если человек живет в аварийном доме и не может спать, так как боится, что стены рухнут, - его беспокойство объяснимо. Но сегодня очень многие люди, живущие в комфортных условиях, благополучные во всех отношениях, терзаются от странных боязней: одним страшно в больших комнатах с огромными окнами, другие не выносят быстрой езды в автомобиле, третьи недолюбливают лифты, четвертые не находят себе места, представляя, как заражаются редкой болезнью… Откуда берется этот беспочвенный страх, ведь угрозы нет или она минимальна?

Александр Бондаренко: Люди боялись окружающей действительности всегда – и тогда, когда ничего  в ней не могли объяснить, и сейчас, когда многое в устройстве мира понятно. Хотя на первый взгляд кажется, что с развитием человеческого интеллекта и расширением познания мира страхов должно бы поубавиться, но это не так. Если заглянуть в некоторые книги, написанные известными современными мыслителями – Карлом Ясперсом, Жаном Бодрияром, Сержем Московичи, - то обнаружим интересные мысли, с которыми я полностью согласен, а именно: многие архаичные страхи не исчезли, а просто трансформировались в другие оболочки. Допустим, в  древности был неизвестен страх транспорта или страх заразиться СПИДом. Но в те времена люди боялись, к примеру, грозы, иностранцев, неизвестных растений. Современный человек не боится молнии, но боится, например, ездить в лифте. Природа и тех, и других страхов одинакова: ужас перед угрозой несчастья.

Т.П.: Если природа страха столь древняя, успел ли он запечатлеться на генетическом уровне? Бывают ли страхи врожденные, с которыми мы приходим в этот мир?

А.Б.:  Нет-нет, смешно думать, что человек рождается с определенным набором страхов.Скорее, все или почти все наши страхи – приобретенные, за исключением случаев неблагополучной беременности или осложненных родов. Рожденный при таких обстоятельствах ребенок будет обременен страхами, сформировавшимися во время пребывания в утробе либо в процессе прохождения родовых путей. Это явление подробно исследовал знаменитый Станислав Гроф – чешский психиатр, эмигрировавший в США. Он даже выделил разные типы неврозов в зависимости от того, на каком этапе беременности они сформировались. Скажем, если женщина на третьем месяце беременности мучается выбором – делать аборт или не делать – то ребенок родится тревожным, с предрасположенностью ко множеству страхов и комплексов. Ведь когда женщина в положении нервничает, ее гормональный фон изменяется, и это в буквальном смысле впитывается плодом. Также высок риск, что малыш родится невротиком, если во время беременности у будущей мамы испортились значимые отношения с кем-либо – с любимым мужчиной, родителями, и вообще, если она переживала психологические травмы. За исключением этих, как говорят специалисты, пренатальных (дородовых) причин, остальные страхи формируются прижизненно. Здесь уместно вспомнить об открытии великого нашего физиолога И.П. Павлова. Оно  заключается в том, что большинство человеческих рефлексов, за исключением пяти-семи, появляются и закрепляются после рождения. Если у животных 90 процентов рефлексов – врожденные, то у человека – условные, то есть сформировавшиеся в течение жизни. В том числе и страхи.

Т.П.: Я заметила, что на некоторых людей наводят ужас многие ситуации, которые другим покажутся пустяковыми: например, толпа на площади или поездка на фуникулере. Есть ли предрасположенность к страху, как к простуде? И какие люди рискуют «подхватить» страх в большей степени, чем все остальные? 

А.Б.: Кроме тех, о ком мы уже сказали – родившиеся в обстоятельствах психологически травматической беременности или сложных родов, - неустойчивы к страхам люди так называемого тревожно-обсессивного типа, склонные застревать на неприятных переживаниях. Они из всех новостей запоминают только плохие, из многообразия мира обращают внимание лишь на фактах, свидетельствующих о каком-либо неблагополучии. Помните чеховского  героя Беликова? Да и новостная политика многих средств массовой информации целенаправленно нагнетает общую тревожность. Как метко подметил еще Владимир Высоцкий: «Лектора из передачи, те, кто так или иначе говорит про неудачи и нервирует народ!» Мне лично приходилось лечить пациентов, травмированных телевизионными передачами.

Т.П.: Есть страхи-диагнозы, коверкающие личность, делающие невозможной нормальную жизнь – они требуют вмешательства психиатров. К счастью, ими страдает не так уж много людей. А есть, так сказать, бытовые страхи, присущие почти каждому из нас, однако мы не бежим с ними к психотерапевтам, а предпочитаем как-то уживаться. Какие «страшилки» встречаются чаще всего?

А.Б.: Самый распространенный страх на официальном научном языке называется «свободно плавающая тревога». Это ничем не обоснованная тревожность. Вот вы проснулись утром в выходной день. Отличная погода, квартира вчера убрана, покупки сделаны. Первые несколько минут вы безмятежно спокойны. А потом ловите себя на странных и малоприятных ощущениях: в голову лезут какие-то ужасные кадры из фильма или телепередачи, вы отчего-то ждете, что сейчас кто-то позвонит с плохой новостью, потом вспоминаете, что давно не были у врача и не делали, к примеру, анализ крови и т.д. Под ложечкой появляется противное ощущение: что-то неблагополучно. Конкретно вы объяснить затрудняетесь, чего и почему боитесь, но тревожность не отпускает. Настроения как не бывало. Свободно плавающая тревога знакома большинству из нас. В  слабой степени она может отравить день, а в серьезных формах способна испортить жизнь.  Следующий распространенный страх я бы сформулировал так: «как бы чего не случилось, уж слишком хорошо все идет». Вы рассуждаете: подружке изменил муж, сосед разбил машину, у коллеги украли кошелек, у родственницы обнаружили тяжелую болезнь. У вас таких неприятностей  нет, но вы не радуетесь, а беспокоитесь, чувствуя какой-то подвох. Вас одолевает страх: вскоре непременно случится что-то плохое, чтобы уравновесить некий баланс белого и черного в человеческой жизни. Третья разновидность часто встречающихся боязней  – это транспортные страхи (самолет, поезд, автомобиль, троллейбус), включая страх метро и лифта. Еще распространен страх за близких: стоит кому-то из домочадцев задержаться на полчаса, как вы уже сходите с ума, рисуя в воображении кошмарные картины случившегося. В основе всех этих страхов лежит перенапряжение инстинкта самосохранения, который не дает забыть о том, что опасность все-таки существует, и жизнь наша конечна. Просто одни люди - с крепкой нервной системой - предпочитают вытеснять эти мысли и не думают о плохом, а уж если беспокоятся, то лишь по реальным поводам. А  другие воспринимают мир, как средоточие всяческих опасностей и ничего не могут поделать со своей тревожностью. Именно их психологи называют «людьми с бытовым предощущением теории вероятности». К сожалению, это бытовое предощущение опасности, намеренно подогревается газетными рубриками «хроники происшествий» или «криминальные хроники». 

Т.П.: Но ведь, насколько мне известно, у этого жанра довольно высокий рейтинг. Чем это объяснить?

А.Б.: Такова природа человеческой психики: людям нравится щекотать себе нервы. Вот если взять и спросить зевак, сгрудившихся возле места автокатастрофы: «Зачем вы тут стоите?», они, скорее всего, ответят: «Я хочу, чтобы со мной этого не случилось, поэтому пытаюсь разобраться, как это произошло». На самом деле они удовлетворяют и эту потребность, и потребность в дополнительном переживании собственного благополучия – путем наблюдения за чужим неблагополучием. Мы смотрим на чью-то беду с ощущением: «Это другой, это не я». И если испытывать подобные эмоции  практически каждый день (а ведь мы узнаем о катастрофах и прочих неприятностях очень часто), ощущения накапливаются и возникает специфический страх, что рано или поздно и с нами может произойти нечто подобное. А специфика страха в том, что его заложниками зачастую становятся вполне благополучные в душевном, физическом и материальном отношении люди. И знаете, почему именно они? Потому что, выйдя на высокий, недосягаемый для большинства социальный уровень, они понимают: никакие миллионные счета, бронированные автомобили и армии телохранителей не могут защитить от неизлечимой болезни или трагического стечения обстоятельств. Пожалуй, только психотерапевтам известно, насколько сильна тревога преуспевающих людей, ведь в обывательском сознании живет установка: чем человек богаче, тем он счастливей. И если тот, у кого все  в порядке, вздумает пожаловаться кому-нибудь на свои страхи, его, скорее всего, не поймут.  Психотерапевты также заметили: страх заболеть неизлечимой болезнью,  страх быть ограбленным, страх, что ценят не тебя, а твой кошелек – эти страхи растут прямо пропорционально материальному благополучию.

Т.П.: Есть естественные опасения, а есть невротические. Например, естественно побаиваться глубины или высоты. А вот страх переезжать мосты или находиться в закрытой капсуле солярия – невротические. Как рождаются невротические страхи?

А.Б.: Расскажу одну историю, которая произошла более десяти лет назад с одной интеллигентной женщиной, назовем ее Лорой. Работа Лоры предполагала частые поездки, что очень не нравилось ее мужу. Однажды Лора засобиралась на очередную конференцию в Ужгород, и муж вскипел: «Если ты уедешь, я подаю на развод!» Но поскольку Лора дорожила своей работой, она решила ехать. Муж пригрозил: «Смотри, чтоб это было в последний раз, иначе пожалеешь!» У Лоры в душе поселилось ощущение угрозы. Поезд ехал зимней ночью, проводница попалась нерадивая, выпила и чудовищно жарко натопила печку. Пассажирам становилось плохо, некоторые теряли сознание. У Лоры во сне случился сосудистый криз, она свалилась с полки. Вышла в коридор – духота, паника, окна не открываются, проводница лыка не вяжет. Пока нашли другого проводника, открыли окна, проветрили вагон, прошло минут сорок. Все успокоились, Лора благополучно доехала до Ужгорода, выступила на конференции. А когда подошла к поезду, чтобы ехать домой, внезапно поняла, что не может войти в вагон. Еле-еле взяла себя в руки и с колотящимся сердцем зашла в поезд – ехать ведь надо. Всю ночь она не могла уснуть, умоляла соседей по купе не закрывать двери, а проводницу – открыть окна. Доехав до Киева, женщина обнаружила, что не может сесть в такси, а также боится трамвая и метро. С вокзала она позвонила мужу, чтобы приехал ее забрать. Тот примчался и прямо на вокзале учинил скандал: «Я же запрещал тебе ехать, что ты себе придумала, с ума уже сходишь!» и т.д. А вскоре оказалось: через два месяца надо ехать в Ленинград на свадьбу к сыну, а ни в поезд, ни в самолет сесть она не в силах. С этим страхом она пришла ко мне на прием. И вот представьте: ходит ко мне Лора через день на психотерапию, билет в Ленинград уже куплен, а страх никуда не делся. Клиентка стала выказывать недовольство, у нас с ней состоялся довольно неприятный разговор: человек тратит деньги и время, а прогресса нет. Она отказалась от психотерапии, мы попрощались, и я как-то инстинктивно ей сказал: «Вот мой домашний телефон, я его никому не даю, но вам на всякий случай оставляю. Если вам захочется мне  позвонить – пожалуйста. Хоть в три часа ночи».

Спустя сутки Лора мне звонит. В три часа ночи. И кричит: «Александр Федорович, я умираю,  температура сорок, у меня рвота и расстройство жуткое, сердце выскакивает из груди». Я спокойно ответил: « Вызывайте «Скорую». Приехали врачи, промыли желудок, сделали клизму – они решили, что женщина отравилась чем-то. А  дня  через два-три Лора приходит ко мне сияющая, свежая, как огурчик. С порога заявляет: «Я к вам на лифте поднималась!» А до этого она лифтов боялась, как огня. Я спрашиваю: что  произошло? И Лора рассказывает, что в ту ночь, когда она мне звонила, ей приснился страшный сон – случай из детства. Однажды, когда она была четырехлетней девочкой и гостила у бабушки в селе, бабушка ушла на базар, заперев внучку в хате. Девочке в это время нестерпимо захотелось в туалет по-большому. Она стала искать свой горшок, увидела из окна, что он висит на плетне во дворе, и пришла в ужас. Ребенок заметался по комнате, бился в двери, пробовал открыть окно. Ничего не получилось, и бедняжка вынуждена была сходить по нужде прямо в доме. Пришла бабушка, увидела плачущую внучку, успокоила… Все это потом стерлось из памяти, пережитые стыд и ужас были вытеснены в подсознание. Но детский страх замкнутого пространства – когда тебе очень нужно выйти, а ты не можешь, - остался, только в дремлющем состоянии. А проснулся страх, когда для этого созрели условия: муж скандалил и грозил разводом, в поезде душно и невозможно выйти. Такая вот нервная сшибка.  Видимо, во время психотерапии этот страх актуализировался, и в ту ночь Лора увидела сон, который ей напомнил о неприятном эпизоде из детства. Она как бы вернулась в ситуацию детской невозможности, переживая во сне еще раз то, что ощущала в запертой хате сорок с лишним лет назад. А когда врачи промыли ее организм, все шлаки вышли, вместе с ними вышло и глубоко запрятанное переживание. И страх замкнутых пространств исчез. Иными словами, психотерапия помогла вызреть давнишнему душевному нарыву, и он лопнул. Лора и сейчас прекрасно себя чувствует.   

 

Т.П.: Получается, риску «заболеть страхом» подвержены три категории людей: родившиеся после неблагополучной беременности или получившие родовую травму – раз; обладатели тревожно-мнительного характера – два; те, кто, пережив много лет назад некие неприятные события, вытеснили эмоции и чувства в подсознание?

А.Б.: Да, но это не все. Нередко причиной страха становится травматическая ситуация – например, человек попал в аварию, после чего стал бояться водить автомобиль или переходить шумную автостраду. Такие страхи легче лечатся, чем те, что вырастают из давних переживаний и требуют длительной психотерапии.

Т.П.: Множество людей переживают в детстве малоприятные эпизоды, множество попадают уже во взрослой жизни в сложнейшие обстоятельства. Но одни попадают в плен страха, другие – нет.

А.Б.: Решающий момент - произошла фиксация на неприятном событии или нет. Фиксация – это выделение из всего фона событий именно данного, наделение его статусом главного.

Т.П.: А с чем, интересно, связан распространенный страх публичных выступлений? Какие переживания его «запускают»? 

А.Б.: Этим страхом озабочены, как правило, женщины, и вот почему. Не открою никакого женского секрета, если скажу, что 90 процентов представительниц прекрасного пола страдают от вегето-сосудистой дистонии (ВСД). При этом расстройстве отмечается слабость сосудов всего тела, но особенно – расположенных в голове. Есть несколько версий, почему именно женщины подвержены ВСД . Вчастности, это  это связано с гормональным фоном, месячным циклом. Так вот, если женщине предстоит публичное выступление, а она не в тонусе, неважно себя чувствует, ВСД может проявиться как ощущение страха. Раз-другой у нее заколотилось сердце, бросилась кровь в голову, появилась дурнота – и все, произошла фиксация на неприятных ощущениях. Зачастую бывает, что если грамотному доктору удается вылечить ВСД, женщина обретает долгожданный тонус и вырастет ее уверенность в себе.

Т.П.: Александр Федорович, мы уже выяснили, что страх имеет подлое свойство проявляться внезапно. Как вести себя, обнаружив, что еще вчера привычная ситуация сегодня превратилась в экстремальный аттракцион? И можно ли самостоятельно справиться со страхом?

А.Б.: Каждый выстраивает свои отношения с собственным страхом. В одних случаях рекомендация может звучать так: перестань закатывать истерику и возьми себя в руки. Вы удивитесь, но этого порой достаточно – получается такой «эффект пощечины». Но так можно действовать исключительно в тех случаях, когда страх вызван не глубоко запрятанными в подсознание душевными травмами (в этом случае требуется психотерапия), а минутным капризом или ситуативными переживаниями. Например, вы учитесь водить автомобиль и, понятно, делаете это пока что неуклюже, допускаете ошибки. И впадаете в истерику оттого, что вам страшно ехать. В этом случае достаточно сказать: «Послушай, ты или контролируй свои эмоции, или выходи из машины и больше никогда не садись за руль!» Ситуативное волнение не нуждается в психотерапии. Но если человек обнаруживает, что уже долгое время он не спит в поезде, боясь крушения, или не в состоянии ездить в метро, не выпив для храбрости стакан водки – тогда я советую проконсультироваться у хорошего психотерапевта. Во многих случаях со страхом можно справиться самостоятельно - путем самоанализа, прибегнув к юмору и иронии. Но не всегда, так как страх может существовать вне компетенции вашего сознания. Вы не можете докопаться до глубин вашей психики и вытащить оттуда причину вашей проблемы – как не можете сделать сами себе операцию. Причина этого в том, структуры мозга, регулирующие тонус и активное состояние организма, не связаны непосредственно с теми мозговыми структурами, которые эти состояния вызывают. Необходим специалист.

Т.П.: Знаю, что многие выбирают стратегию избегания – не ездят в метро, не летают самолетами, не выступают публично. Потому что на преодоление страха уходит столько сил и энергии, что лучше найти альтернативный путь и не дергать нервы лишний раз. Я, например, не выношу, когда косметолог накладывает мне маску на закрытые глаза, и вот такой «замурованной» надо лежать 20 минут. Так я и не делаю эти процедуры. Потому что не хочу терпеть и изо всех удерживаться, чтобы не содрать все, что у меня на физиономии.

А.Б.: Мы, психологи-психотерапевты, не против стратегии избегания. Действительно, стратегия преодоления требует силы воли, определенных душевных усилий, твердости характера и, наконец, немалых денежных сумм, если вы решите пойти к специалисту. Ведь качественная психотерапия дешевой быть не может. Так что, если есть альтернатива, можно оставить все, как есть, жить полноценной жизнью и даже находить плюсы в таком положении дел. Например, если боитесь ездить лифтом – ходите пешком на десятый этаж вместо зарядки, не беспокоясь о целлюлите, его точно не будет. Невроз следует лечить в том случае, когда он снижает качество жизни, и вы вынуждены лишаться многих выгод из-за своей боязни. Допустим, врач советует вам поехать на Мертвое море, чтобы полечить псориаз, а вы и слышать не можете о самолете. С другой стороны, и от псориаза хочется избавиться. Возникает конфликт потребностей. И в этом случае, разумеется, страх нужно лечить. И еще. Если после какого-либо неприятного события вы ощущаете, что возник страх, лучше обратиться к специалисту, не мешкая. Чем «свежее» страх, тем выше вероятность его скорого излечения. А если попытаетесь справиться с ним самостоятельно и потерпите неудачу, мозг как бы «споткнется» о невротическую реакцию, она зафиксируется в виде условного рефлекса, и лечиться  надо будет дольше.

И, наверное, самое главное, что надо запомнить – ни в коем случае не стоит стесняться своих страхов. Слава Богу, что мы способны переживать, опасаться, радоваться и ликовать – ведь мы не целлулоидные манекены, а живые, ранимые люди. Я подписываюсь под мнением философа Блеза Паскаля: «Есть только один позор – ничего не чувствовать».

статья опубликована в журнале "Женский журнал" в рубрике "Психо беседы с психологом"

Marie Claire (Ноябрь
Домашний Очаг (Октябрт"11). Наташа Кучеровская отвечает на вопросы читателей
Домашний Очаг (Август’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Журнал Корреспондент, статья Сеть недоступна (комментарий проф. Бондаренко А. Ф.)
Наш центр в Женском Журнале
Домашний Очаг (Июль’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Июнь’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Май’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Точка сгорания
Моббинг. Жестокие игры
Карьерные рифы
Игры разума
Большая перемена
Венец безбрачия
Бабочки и слоны
Другие Он и Она в начале третьего тысячелетия
Ловушки второго брака
Великая отечественная вина
Черный пиар коллег и подруг
Разлюбовь
Хочу!
Прости
Она возвращается или Lady like
Идеальные любовники
Мой любимый трус
Стоп машина
Думаешь надо брать?

Все телефоны

0671230067

Добрый совет
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть
1,5 часа Консультация

Откуда взялась традиция, что психологическая консультация длится один час, и почему в вашем Центре длительность консультации – полтора часа?

Практика проведения одночасовых консультаций связана с европейской и американской традицией психотерапии, где этот вид психологической помощи включен в медицинскую страховку. Длительность одного психотерапевтического приема, который оплачивается страховой компанией – 50 минут. Таким образом, время консультации определяется не содержанием деятельности, а формальными причинами.

В нашем Центре длительность психологической консультации составляет 90 минут, что выверено реальной практикой работы наших специалистов. Мы также заинтересованы в том, чтобы наши консультации:

  • были для Вас максимально эффективными;
  • позволяли при необходимости осуществить этап психологической диагностики;
  • исключали эмоциональное напряжение, связанное с возможностью нехватки времени;
  • не создавали намеренно ситуацию «привязывания» к психологу.

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Дорогие мамы и папы, вы должны быть готовы к тому периоды, который детские психологи называют кризисом 3-ех лет. Это один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Ваш малыш пытается установить с вами новые, более глубокие отношения. Он осознает себя как активный субъект в мире предметов. Он произносит «я сам», стремится действовать в этом мире и изменять его. Если ваш ребенок стал упрямым….., просто постарайтесь пережить это время… и знайте, что все идет своим чередом…

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Запись на консультацию:
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть