Пн-Вс: 09:00-22:00

 
г. Киев ул. Саксаганского, 15 (067) 123 00 67 info@irnika.com.ua на карте

06.03.2011

Беседы с психологом

В офисе появился прекрасный незнакомец, и ваше сердце екнуло. Когда стало ясно, что он –  новый коммерческий директор, вы ощутили прилив вдохновения и подумали: «Кажется, я влюбилась». Но на первом же совещании очарование бесследно улетучилось: как только новый сотрудник раскрыл рот и заговорил, вы поняли, что жестоко ошиблись. С глаз как будто спала пелена: вместо уверенного, знающего себе цену мужчины перед вами стоял закомплексованный неврастеник.

Может ли наша речь выдать тщательно скрываемые страхи и переживания? Что такое -  слова-киллеры, разрушающие контакт с собеседником? Как расценивать непривычную болтливость мужчины в присутствии малознакомой женщины? Об этом беседуют Татьяна ПЕТКОВА и доктор психологических наук, практикующий психотерапевт Александр БОНДАРЕНКО.

Татьяна Петкова: Мудрецы Древней Индии говорили: «Сущностью неба является земля; сущностью земли – вода; сущностью воды – жизнь; сущностью жизни – растение; сущностью растительного мира – человек, а сущностью человека является его речь». Александр Федорович, насколько правы мудрецы, утверждая, что наша сущность – наша речь?

Александр Бондаренко: На все сто. Еще в прошлом веке исследования психологов показали, что речь – центральное звено, корневище и ствол всех психических функций человека. Если не развивается речь – не развивается мышление, воображение, память, а также эмоции и чувства. Достаточно вспомнить общеизвестные факты, как в джунглях находили детей, живших с волчьими стаями: вопреки красивым легендам, они так и не становились настоящими людьми. Если человека в сензитивном периоде развития – с трех до пяти лет – лишить возможности овладения речъю, он не вырастет нормальным. Вся человеческая психика опосредована речевым сигналом, и неслучайно великий русский физиолог Иван Петрович Павлов назвал речь второй сигнальной системой. Первая – это наши непосредственные ощущения: прикосновения, визуальные наблюдения и т.д.

Речь, между прочим, - не просто звуковые колебания. Словом можно ударить, обжечь, и наоборот – подлечить, успокоить. Слово может вызвать болезнь или выздоровление – в зависимости от того, кто и с какой целью им пользуется.

Т.П.: Наверное, это утверждение все-таки больше поэтическое, нежели научное. Конечно, если сказать человеку что-то плохое, он расстроится, но степень «ожога», я думаю, зависит от него самого: можно ведь не вдумываться в смысл сказанного, отмахнуться от дурного слова.

А.Б.: Ударить речью можно не только с помощью смысла говоримого. Слово – многокомпонентная конструкция, биосоциальный раздражитель, состоящий не только из семантики, но и из темпоритма, мелодики. Если упростить, то, например, как можно стукнуть молотком по пальцу человека и ушибить его, точно так же можно поранить словом. Или, что предпочтительней – возвысить, оздоровить. Как это происходит? Смысловое пространство нашего сознания состоит из так называемых семантических гнезд, окруженных полями значений. Если бы во время процедуры обследования методом ядерно-магнитного резонанса можно было бы увидеть, как реагирует мозг на слова, экран монитора показал бы следующую картинку: при слове «любовь» в определенном участке мозга расходятся интенсивные волны, семантические гнезда колеблются, изменяется конфигурация, отражающая новое состояние психики. Похожие реакции наблюдаются, если к человеку ласково прикоснуться. Так что с точки зрения нейрофизиологии понятия «ударить словом», «погладить словом» вполне научны. С помощью речи мы прикасаемся к значимым семантическим полям других людей, бьем или ласкаем их. 

Т.П.: Насколько показательна речь для диагностики различных статусов человека? Что она транслирует окружающим?

А.Б.: По тому, что и как произносится, а также по тембру голоса говорящего грамотный специалист сможет узнать очень многое. Однако необязательно быть специалистом, чтобы понять состояние собеседника. Если изменился интонационный рисунок его речи, тембр голоса понизился или повысился, а темп ускорился или замедлился, мы понимаем – у человека изменилось состояние. Перечисленные характеристики называются паралингвистическими. Если вы наблюдательны, наверняка сможете распознать, когда кто-то говорит неправду, волнуется, боится – даже если человек прекрасно владеет собой и пытается скрыть обуревающие его эмоции. Кроме эмоционального состояния, речь характеризует интеллектуальный уровень: развитый интеллект проявляется тонким ощущением ритма, люди не «зажевывают» слова, не тараторят, интонация не «прыгает». Манера говорить может выдавать социальный статус: подмечено, что в нашей культуре люди с высоким статусом говорят медленно, растягивая слова. Их ритм – одно слово в две- три секунды (кстати, наиболее эффективно воздействие речи при ритме одно слово в секунду). Так говорят люди, уверенные в своих позициях, имеющие надежный тыл. И наоборот:  если человек, даже занимая высокий пост, является попросту марионеткой, ощущает хлипкость своего положения – он частит, говорит то быстро, то «съедает» окончания слов, обрывает фразы. И, конечно, по речи судят о социальном происхождении: например, гиперкорректная, слишком правильная речь без ошибок может свидетельствовать о том, что человек – из низов, долго работал над своей речью и побаивается сказать что-либо не так. Иногда в гиперкорректную речь вкрадываются недопустимые ошибки типа «ложить», а не «класть», что лишь подтверждает сказанное. Гиперкорректная речь лишена живой непосредственности, в отличие от стройной, правильной, но с легкими оговорками речи, когда фразы естественны, льются сами по себе.

Т.П.: Насколько соответствует истине высказывание «Если человек правильно говорит – он правильно мыслит»?

А.Б.: Действительно, речь – показатель мыслительного процесса. Если человек путается в словах, мычит, часто использует слова-паразиты, можно предположить, что и в голове у него каша. Иногда мы испытываем затруднения с высказываниями по банальной причине: нечего сказать. Нет мыслей, а нам кажется, что нужно обязательно поддерживать разговор, о чем-то рассуждать, давать оценку событиям – поэтому мы говорим неуклюже, рваными фразами, казенными словами. Диагностическим признаком недалекости является неспособность говорящего завершить мысль. Такой человек нанизывает одно придаточное предложение на другое, употребляет местоимения, союзы, а слушающий пытается понять и не может, т.к. понимать нечего, кроме того, что говорящий имеет дефект мышления.

Т.П.: Мне кажется, по манере речи можно догадаться о самооценке человека. Моя профессия, как и ваша, предполагает общение со многими людьми, зачастую незнакомыми. Подметила, что человек с заниженной самооценкой говорит как будто извиняясь, боится повышать голос, интонация затухает к концу фразы, придавая сказанному нерешительную окраску. А люди с раздутым самомнением часто говорят чересчур громко, перебивают и совершенно не умеют слушать собеседника.

А.Б.: Метко подмечено. Но подобные характеристики могут свидетельствовать и о временном эмоциональном состоянии. Например, когда человек волнуется, его речь приобретает детскость, появляется очень много местоимений и возрастает количество неопределенных высказываний: «Ой, а он…. А она…А я….Это что-то такое, такое…»  Кроме эмоций, речь способна выдать потаенные страхи. Вспомните поговорку «У кого что болит, тот про то и говорит». Если человек постоянно произносит слова определенной семантики – это значит, что он стремится замаскировать проблему или подавить желание. Например, часто в деловом или дружеском разговоре мужчины и женщины вдруг начинают всплывать сексуальные темы, даже в виде фрифольных анекдотов, хотя формат беседы абсолютно этого не предполагает. Почему так происходит, надеюсь, ясно. Или такой пример: мужчина любит вышучивать все, связанное с деньгами, часто рассказывает анекдоты на эту тему. Вполне возможно, он ощущает острую неудовлетворенность своим материальным положением: люди, стремясь скрыть свои проблемы и опасения, нарочно представляют их незначимыми, пустяковыми. Бывает, речь играет с нами такую шутку: ни с того ни с сего мы вдруг что-то произносим, хотя не собирались этого делать. Я недавно был в гостях у своего приятеля. Поводом для вечеринки стало завершение строительства дома, о котором приятель долго мечтал. Причем дом построен в одной западноевропейской стране: приятель получил там гражданство и намеревается уезжать. Собрались близкие люди, праздновали значимое событие своего друга, произносили тосты. Как вдруг один из гостей встал и срывающимся голосом прокричал: «А знаешь, я тебе совсем, ну совсем  не завидую!» Хотел пошутить, но произнес это таким тоном, что  стало ясно: он с собой боролся-боролся, но все-таки его чувство прорвалось. На протяжении вечера мужчина несколько раз произносил эту фразу с деланной веселостью. Всем было неловко.

Т.П.: А можно ли по тексту сказанного узнать то, что, в общем, и не собирались говорить?

А.Б.: Опытные специалисты, послушав человека или проанализировав текст, могут определить подлинное содержание сказанного, даже если оно тщательно скрыто. Более того, специальные методики позволяют установить истинный смысл высказывания независимо от того, понимает ли человек, что он транслирует на самом деле, или нет. Пару лет назад обанкротилась известная американская фирма, что вызвало шок в обществе, так как никто подобного не ожидал, даже теща небезизвестного Буша. Говорили о диверсии, о том, что фирму специально уничтожили по заказу властей и т.д. Однако психолингвистический анализ отчетов компании за несколько лет, предшествующих краху, показал: банкротство – закономерность. Хотя в бодрых отчетах фигурировали надежные цифры, анализ семантики высказываний указывал на то, что дела компании плохи. Если в двух словах, то в отчетах было отмечено возросшее количество эмоционально окрашенной лексики, сигналящей о неопределенности, неуверенности. Ясно, что люди, писавшие их, на психоэмоциональном уровне испытывали тревогу и озабоченность оттого, что компания переживает трудности.      

Т.П.: А в обыденной жизни есть ли такие «маркеры», по которым мы можем догадаться об истинном смысле высказываний своего собеседника?

А.Б.: Я бы не советовал однозначно толковать те или иные слова своих знакомых, так как психолингвистика и психосемантика, как любая наука, не терпит дилетантства. Но кое-какие наблюдения сделать можно. Например, если человек позиционирует себя как успешного, беспроблемного, умеющего преодолевать любые затруднения, а в его речи проскакивают завуалированные просьбы о сочувствии («Устаю как собака», «Ни от кого не жду жалости и понимания», «Я плохо себя чувствую в последнее время» и т.д.), это может говорить о том, что у него не все так уж благополучно, но он боится в этом признаться. Если ваш знакомый говорит витиевато, вычурно, что выглядит нелепо, не к месту, может быть, он боится быть естественным, так как неуверен, что интересен людям. Громоздкая, цветастая речь иногда служит броней, за которую прячутся люди с заниженной самооценкой. А если человек с высоким социальным статусом говорит вульгарно, пересыпая речь навязчивым сленгом, не исключено, что он либо осознает свое несоответствие тому месту в обществе, которое занимает, либо намеренно пытается опуститься, как он полагает, до уровня собеседника, т.е., в сущности, проявляет в скрытом виде неуважение к нему.

Т.П.: А какую роль играет речь при знакомстве?

А.Б.: У речи есть интересная функция – фатическая, функция установления контакта. Эта функция сопровождает психологический механизм идентификации - обязательные этапы, которые проходит наше знакомство с другим человеком. Механизмом идентификации нельзя управлять, на него невозможно воздействовать, так как все происходит неосознанно. Его можно только отрефлексировать, отметить. Как он действует? Вы встречаете незнакомого человека, и включается первый этап – притяжение или отталкивание. С отталкиванием все понятно: вам больше не хочется видеть этого человека, и если не нужно поддерживать с ним деловые контакты, он исчезает из вашей жизни. Если возникло притяжение – значит, вы допускаете возможность личного контакта, и тогда подсознание «разрешает» следующий этап – аттракцию или дистракцию, проще говоря, «нравится», «не нравится». Нравится – человек вас «обаял», хочется продолжать контакт. Не нравится – контакт окончен. Третий этап – выделение из общего ряда или помещение в общий ряд. Либо вы понимаете «он не такой, как все» и общение развивается, либо осознаете «нет, ничего особенного», и контакт опять-таки прерывается. Вся эта многофазная процедура в действительности занимает мало времени, и мы не следим за «щелчками» подсознания, отмечающими этапы. Лишь можем сказать себе: «Хочу общаться с этим человеком» или «Нет, ничего у нас не получится». К чему я это все рассказываю? В зависимости от нашей реакции на незнакомца разительным образом меняется наша речь. Если на уровне подсознания мы дали ему отбой, речь становится, сухой, малоинформативной, эмоционально скудной, тембр голоса - резким, высоким. Но если мы выделили человека из общего ряда (подсознание определило: («он нужен, интересен»), речь становится плавной, изобилующей подробностями, деталями. Голос переходит на короткую дистанцию: тембр делается низким, интимным, а модуляции – богатыми, яркими. Что особенно интересно – у людей появляется совместная программа высказываний, они с приятным удивлением обнаруживают, что предвосхищают мысли и слова друг друга. Их речь становится общей, распределенной на двоих, они с полуслова понимают то, что хочет сказать другой.

Т.П.: Когда такое наблюдается при общении мужчины и женщины, как это расценивать: встретились два «гомо сапиенса» и занимаются интеллектуальным сексом, то есть получают удовольствие от общения? Или же захватывающая беседа не что иное, как предвосхищение влюбленности?

А.Б.: На данном этапе еще рано говорить об определенном сценарии развития отношений, просто и мужчина, и женщина понимают: «Это мой человек». У них формируется потребностная установка: «Он/она мне нужен(на)». То есть вы подпускаете человека на близкое расстояние, но пока не знаете, какую роль он будет играть. Главная функция этого этапа -  установление доверия. Верный признак, что вам доверяют – если человек показывает фотографии и/или делится воспоминаниями, особенно детскими. Если вы нравитесь собеседнику, он охотно будет откровенничать. Раскрою женщинам один секрет: если мужчина делится с вами своими проблемами, жалуется на жизнь – значит, он видит в вас друга, интересного собеседника. А если делится очень личным, вспоминает прошлое или хвастается успехами – в вас видят женщину. Еще мужчина, которому нравится женщина, прикасается к ней, придвигается поближе. Попрошу только обратить внимание уважаемых читательниц на то обстоятельство, что мошенники типа брачных аферистов могут поступать точно так же.  Будьте осторожны.

Т.П.: А почему некоторые люди склонны к словесному «недержанию», излишне болтливы? Это зависит от темперамента или обусловливается другими факторами, например, невоспитанностью?

А.Б.: Бывают люди по природе своей малоразговорчивые и болтуны, это индивидуальные особенности личности. А словесное недержание, которое вы имеете в виду –  симптом повышенной тревожности. Дело в том, что речь помогает уменьшить страх, снизить напряжение. Часто тревожность настолько высока, что человек, устав говорить, включает радио, телевизор – только чтобы рядом что-то болтало. Еще чрезмерной говорливостью страдают эксцентричные женщины, которые испытывают психологические проблемы вроде эмоционального голода и одиночества.

Т.П.: Чем объяснить то обстоятельство, что при одинаковых социальных условиях и культурном уровне один человек красноречив, а другой, мягко говоря, не очень?

А.Б.: Все зависит от развития речевых центров и типа нервной системы. Есть прирожденные ораторы, которые блестяще выступают перед огромными аудиториями, но испытывают невероятные муки, когда нужно написать записку: у них развита устная речь, а письменная – в зачаточном состоянии. Точно так же есть люди, которым легче написать сто текстов, нежели произнести коротенькое приветствие на дне рождения у друга – у них лучше развит участок мозга, отвечающий  именно за письменную речь.

Т.П.: Известно, что есть слова - киллеры, которые лучше не произносить, так как они разрушают контакт с собеседником. Что это за слова?

А.Б.: Как в личном, так и в деловом общении нельзя говорить человеку: «Вы меня не поняли». Тем самым вы как бы обзываете его дураком, неспособным уразуметь ваши мысли и чаяния. Лучше сказать: «Возможно, я не сумел объяснить». Нельзя приписывать другому человеку качества и мнения, утверждая: «Вы нарочно отказываетесь сделать то-то и то-то», «Вы наверняка решили, что…», «Я знаю, вам не нравится…», «Вы всегда думали, что…» Ведь на самом деле мы  не можем знать, что думает и чувствует другой человек. Убивает общение фраза, девальвирующая все сказанное: например, люди два часа кряду говорили о чем-то важном, а потом один брякнул: «Ну ладно, поболтали -  и хватит». Его собеседнику, раскрывшему душу, становится очень неуютно после такого резюме.

Т.П.: Чему верить: словам или поступкам? Часто бывает, что сказанное человеком не соответствует его поведению. Вот, к примеру, любимый мужчина моей приятельницы время от времени повторяет ей, что хочет ребенка. При этом почему-то тщательно контролирует, приняла ли она очередную контрацептивную таблетку. Странно, правда?

А.Б.: Верить нужно только поступкам. Я не утверждаю, что все сказанное сплошь является ложью, это не так. Но если вы сравниваете план слов и план поступков небезразличного для вас человека и убеждаетесь, что это два разных плана – доверяйте лишь тому, что он делает, а не тому, что говорит. Ведь сущность речи может состоять именно в сокрытии человеческой сущности. Вспомним индийскую мудрость.

статья опубликована в журнале "Женский журнал" в рубрике "Психо беседы с психологом"

Marie Claire (Ноябрь
Домашний Очаг (Октябрт"11). Наташа Кучеровская отвечает на вопросы читателей
Домашний Очаг (Август’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Журнал Корреспондент, статья Сеть недоступна (комментарий проф. Бондаренко А. Ф.)
Наш центр в Женском Журнале
Домашний Очаг (Июль’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Июнь’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Домашний Очаг (Май’11) – Наталья Кучеровская отвечает
на вопросы читателей.

Точка сгорания
Моббинг. Жестокие игры
Карьерные рифы
Игры разума
Большая перемена
Венец безбрачия
Бабочки и слоны
Другие Он и Она в начале третьего тысячелетия
Ловушки второго брака
Великая отечественная вина
Черный пиар коллег и подруг
Разлюбовь
Хочу!
Прости
Она возвращается или Lady like
Идеальные любовники
Мой любимый трус
Стоп машина
Думаешь надо брать?

Все телефоны

0671230067

Добрый совет
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть
1,5 часа Консультация

Откуда взялась традиция, что психологическая консультация длится один час, и почему в вашем Центре длительность консультации – полтора часа?

Практика проведения одночасовых консультаций связана с европейской и американской традицией психотерапии, где этот вид психологической помощи включен в медицинскую страховку. Длительность одного психотерапевтического приема, который оплачивается страховой компанией – 50 минут. Таким образом, время консультации определяется не содержанием деятельности, а формальными причинами.

В нашем Центре длительность психологической консультации составляет 90 минут, что выверено реальной практикой работы наших специалистов. Мы также заинтересованы в том, чтобы наши консультации:

  • были для Вас максимально эффективными;
  • позволяли при необходимости осуществить этап психологической диагностики;
  • исключали эмоциональное напряжение, связанное с возможностью нехватки времени;
  • не создавали намеренно ситуацию «привязывания» к психологу.

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Дорогие мамы и папы, вы должны быть готовы к тому периоды, который детские психологи называют кризисом 3-ех лет. Это один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Ваш малыш пытается установить с вами новые, более глубокие отношения. Он осознает себя как активный субъект в мире предметов. Он произносит «я сам», стремится действовать в этом мире и изменять его. Если ваш ребенок стал упрямым….., просто постарайтесь пережить это время… и знайте, что все идет своим чередом…

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

4 – 7 лет – это золотое время детства. Ваш ребенок хочет быть ребенком: он хочет дружить, играть, радоваться, фантазировать, баловаться.… Отвечайте вашему малышу на все его вопросы, в игровой форме вместе изучайте мир, и не лишайте вашего ребенка детства.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

В 8 – 12 лет на глазах тает желание учиться, быть самим собой, слушаться родителей, принимать авторитет взрослых. У родителей уходит почва из под ног.

Дорогие родители, это время когда ваш ребенок находится в поиске новых авторитетов. Помогите сформировать ему круг общения: дружите семьями с одноклассниками, поощряйте дружбу вашего ребенка со взрослыми людьми, которым вы доверяете. Примите взросление вашего ребенка.

Таня Першина

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Детский психолог рекомендует:

Как психолог и мама подростка, я знаю, что родительская любовь – одно из самых необходимых условий для благополучного развития ребенка, но виды любви бывают разные…

Излишняя забота, чрезмерный контроль, тесный эмоциональный контакт может привести к пассивности, несамостоятельности, сложностям в общении со сверстниками.

Высокие ожидания родителей, которые ребенок не всегда в состоянии оправдать приводят к тому, что в подростковом возрасте начинает формироваться комплекс неполноценности.

Если Вы чувствуете, что утрачиваете духовную близость с вашим подростком, обращайтесь к нашим специалистам, они обязательно вам помогут.

Таня Першина:

Закрыть
Запись на консультацию:
Как к Вам обращаться*
Телефон
E-mail
Выберите психолога*
Желаемая дата
Желаемое время
Ваши комментарии
Закрыть